Blind spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blind spot » Настоящее » [05.09.0666] Цена членства или Nobody’s here


[05.09.0666] Цена членства или Nobody’s here

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Виннифред Крапп, Коллектив
Дата и место: 5 сентября, понедельник, прогулка за город.
Сюжет: С волками жить - по-волчьи выть, - догадывается Виннифред, когда получает весьма смелое предложение от одной из своих закадычных вражин. Дилемма между страхом и гордостью разрешается в пользу привидений, которые как раз не догадываются, что она до них не охотница.

Отредактировано Виннифред Крапп (2017-06-03 21:53:11)

0

2

Мэй Анемоновая была образцовой пурпурной. Пускай ее семья не была самой цветастой в квартале, снобизм она впитала с молоком матери. Она не любила серых, красных, синих и вообще всех, кто стоял ниже по спектру. Она не любила дождливую погоду, школу и лекторский тон родителей. Она вообще ничего не любила, кроме театрального кружка, лимонного щербета и симпатичной физиономии нового учителя по математике. Но театральный кружок грел ее сердце больше всего. Именно ради него она была вынуждена идти на жертвы в виде грозивших промокнуть туфелек и необходимости торчать под моросящим дождем. Ветер кусал ее голые колени (мама с невыносимостью заезженной грампластинки твердила, что юбка слишком короткая и пора бы сходить в ателье, и отказывалась слушать элементарные доводы), но красота и искусство требовали жертв.
На самом деле у Мэй не было никакого желания в ненастье торчать на улице, но с Крапп нужно было разобраться. Дело заключалось в театральном кружке. Мэй всегда получала во всех спектаклях главные роли. Злые языки говорили, что это оттого, что она пурпурная. Еще они говорили, что это оттого, что ее брат пишет постановки. Но на самом деле Мэй была хороша, и она это знала. Она выкладывалась не только на репетициях. Она читала монологи перед зеркалом, братом, родителями, Бобровым и каждым несчастным, который не мог от нее вовремя спрятаться. Она учила текст перед сном и с утра. В конце концов, она получала то, что заслуживала.
Но эта мямля Винни просто выводила ее из себя! Если ей доверяли хоть мало-мальски значимую роль, она вечно путалась и не могла толком зачитать текст. Когда ее отправляли на второй план, на котором ей было самое место, она бушевала и заливалась слезами. Вот как в тот раз с Вороной! Видит Манселл, Мэй была готова ее пристукнуть его же бюстом! Но теперь пришел час расплаты. Пришло время поставить Винни Крапп на место!
Как говорилось в ее любимой постановке, месть – это блюдо, которое подают холодным и с горошком. Вот и Мэй аж целых два часа продумывала многоходовочку, прежде чем приняться за ее исполнение. Сперва она предложила Винни вступить в тайный клуб – и та согласилась! А затем сказала, что для этого нужно пройти испытание. Выход за черту города более чем бы сошел. И Винни согласилась и на это, еще раз утвердив Мэй в своем актерском мастерстве! Все шло по плану.
Ну почти все. Мэй как-то недоучла, что проследить за страданиями Винни ей придется лично, ведь Правила запрещали одиночные экспедиции. С одной стороны, она была даже рада. С другой – туфли грозили промокнуть в высокой траве.
– Мы почти пришли! – заявила Мэй, оторвавшись от бдительного наблюдения за любимой обувью, и указала пальцем в сторону одинокой натурально-красной будки, сиротливо стоявшей посреди поросшего бурьяном пустыря. – Пройди-и шагов… сто от нее. Если не трусишь, конечно. [icon]http://savepic.ru/14234371.jpg[/icon]

+1

3

Виннифред чувствует, что надо сказать что-нибудь обязательно умное, а еще твердое и внушительное, но слова застревают в ее гортани еще до того, как мозг отдает команду голосовым связкам начать движение. Слова сыплются ей на голову и опадают жухлыми лепестками даже не достигнув разума. Что она делает? Кто-нибудь мог бы сказать ей, что она во всем изначально неправа? Мог бы. И не один только братик. Любой гражданин, независимо от родственных связей обязательно сказал бы ей при случае, что она с самого утра совершает одни только глупости. Но, увы, случая такого ни одному гражданину в зоне досягаемости винниных ушей не предоставилось. Винни очень твердо уяснила: клуб, в который ей предлагают вступить - Тайный! Винни свято относится ко всему тайному. И нет, нельзя утверждать, что Виннифред Крапп дура. Она даже сейчас, когда эта злыдня и ненавистница всего искреннего в винниной красной, а не пурпурной душонке говорит ей, что она должна там что-то кому-то (видимо, ей одной) доказать, понимает, что доказывать ничего не надо, что не для доказательств они здесь обе, а для чего-то не очень честного и хорошего. И еще она понимает, что Мэй Анемоновая относительно безопасна только тогда, когда верит, что всё идет по ее плану, а значит, Винни будет подыгрывать ей до последнего, пока Мэй сама не поймет, что разоблачена уже довольно давно и не обрушит всю свою неведомую ярость на трусливую натуру красного ничтожества. Со званием ничтожества Винни не согласна ни капельки, но слишком тих ее голос в общем гуле согласных. Поэтому она предпочитает хвататься за последние жалкие попытки надежды хоть как-то оправдать нахождение их обеих здесь, у крайней черты города под мелким, беспросветно-серым дождем, поучительно вдуваемым ветром ей в самые гланды.
Быть честной очень сложно. Быть честной даже с настолько не достойной этой честности Мэй, насколько Винни успела уже за сегодня напредполагать - значит, признаться во всем, что лишь еще больше осквернит величественную натуру звезды их театральной «труппы» Мэй Анемоновой новой степенью раздражения.
- Я не трушу, - вместо измучившейся в душной утробе правды говорит ненавистная Виннифред и пронзительно смотрит в глаза своей карательницы. Слова, малодушно задушенные еще на стадии вдоха, уже очень смело проникают в ее вышедший из-под контроля взгляд, но она во время замечает реакцию Мэй и, резко развернувшись к указанной красной будке, шлепает своими вымокшими до нитки кедами к нужному месту. Хорошо, что дождь пошел чуть сильнее, капли так некстати начавшейся в середине их пути измороси обрели, наконец, свое твердое мнение, чем облегчили принятие решения и самой девчонки, голову которой они атаковали, - плакать. Мэй не пошла следом, значит, уже можно. Она всё равно не увидит: дождь успел прикрыть ее своей жалостью. Винни идет быстро, почти решительно, красная будка нарастает перед ней, как вечерняя мгла, вот уже и человек, спрятавшийся в ней от непогоды, кажется, сейчас повернется к ней, чтобы удивленно спросить, для чего она здесь и резонно высказать всё то, что должен высказать любой гражданин, встретивший в чрезвычайно опасном месте двух девчонок, задумавших что-то не самое правильное и уж точно бессмысленное... Как вдруг что-то страшно знакомое в этом человеке останавливает Винни от того, чтобы закончить начатое секунду назад движение головой в сторону наблюдательницы. Винни в ужасе застывает на обороте и не сразу решается сверить свое предположение с реальностью. Реальность в свою очередь не особо церемонится с чувствами Винни и безжалостно выдает новую порцию дружелюбных галлюцинаций:
- Протокол... Гордини... Двести, шестьдесят, пять... Протокол... Гордини...
- Нет, - глухо проговаривает девочка, съёживаясь и испуганно озираясь на будку.
Всё именно так, как она и боялась: теперь это женщина в мутно-коричневом клетчатом платье в пол, она снова не смотрит на Винни, как и все предыдущие, она снова, как и все до нее, просвечивается и дергается, как блик на воде, нервно и, по-видимому, негодующе. Винни смотрит во все глаза, она надеется только на то, что и эта тоже исчезнет, она не замечает, как медленно оседает на размокшую жижу скользящей под ней глинистой почвы.

+1

4

– Я не трушу, – гаденьким голосом передразнила девчонку Мэй вполголоса.
Дождь усиливался, и она всерьез задумалась над тем, что, возможно – возможно! – все это было так себе идеей с самого начала. Впрочем, свое удовольствие она получила. Винни выглядела так, словно готова расплакаться. А может, и уже плакала – под таким дождем и не поймешь.
«Может, стоило взять для нее запасной зонт?» – подумала Мэй, но тут же отбросила эту мысль. В конце концов, если эта красная сама не додумалась прихватить с собой зонтик в дорогу, то это всяко была не беда Мэй.
Она сделала неосторожный шаг в сторону и выругалась сквозь зубы – вода с травы залилась в туфельки, которые она так оберегала весь нелегкий путь. Носки моментально промокли и неприятно охладили кожу. Но пока что холод можно было терпеть.
– Ну чего ты там возишься? – раздраженно прикрикнула Мэй на понуро бредущую к будке Винни.
Если полминуты назад она жалела о самой затее, то теперь она жалела о том, что не придумала испытание потяжелее. Ну лысый же Манселл, это просто дождь и будка, никаких ятевео, лебедей и шаровых молний! Мэй видела куда более страшные вещи. Например, вооот такенного таракана в гримерке на прошлой неделе! Она завизжала так, что издалека ее приняли за пожарную сигнализацию. Только это – ну и брат, конечно – спасли ее от позора. Брат до сих пор над ней посмеивался, но он еще лет пять назад переехал в отдельную комнату, и его можно было просто игнорировать.
Винни тем временем все еще копалась у будки. Мэй шумно выдохнула, помесила носком туфельки грязь, посмотрела на часы и хотела было прикрикнуть еще раз… но что-то в поведении красной заставило ее насторожиться. Будь на месте Винни кто-то другой, например, ее брат, она бы даже забеспокоилась. Та же не страдала никакими припадками, нет? Меньше всего Мэй хотелось остаться наедине с припадочной, вдали от города и подмоги. И главное, с кого бы потом спросили? Что они тут вдвоем делали? Беспокойство за собственную судьбу оказалось столь велико, что Мэй даже двинула на подмогу девчонке.
– Эй, ну что там у тебя? Ты что, напугалась будки? Не бойся, она не кусается! – бухтела она, приближаясь к Винни и все больше заливая туфли. – Ты вообще нормально себя чувствуешь? – без особой заботы поинтересовалась Мэй, поравнявшись с красной.[icon]http://savepic.ru/14234371.jpg[/icon]

+1

5

- Ты... - Винни с трудом вытянула себя из гипнотического воздействия непрекращающегося так долго видения и подняла ошалелые глаза на подошедшую Мэй, неясно пока к чему оказавшуюся такой огромной. - Ты видишь? Ты тоже видишь?
Пока говорит, понимает, что она только что чуть ли не села в грязь и поспешно вскакивает на ноги, сжимая кулаки. Пальцы левой руки оказываются испачканными землей, а Винни снова затравленно косится на будку.
- Почему так долго! Всё время... Они... Всё дольше...
- Двести Шестьдесят Пять, - неумолимо возвращается в исходную точку коричневая дама в странного покроя платье.
- Это ты придумала?! - неожиданно для самой себя клокочет не своим голосом Винни. Внезапно всё складывается в определенную, хоть и не совсем объяснимую догадку, стоит ее сверить, пусть на глазок, с датами.
- Как ты это делаешь, а? Кто все эти люди, и что они бормочут?! Ты понимаешь, что всё это... - девчонка подается вперед и сверлит глазами Мэй, всё сильнее сжимая кулаки. Голос, перешедший в шепот и сорвавшийся на каком-то слоге в писк, замирает на полуслове, стоит Винни сначала вспомнить, что истерики в ее случае никогда еще не приводили к положительным результатам и потом уже вдруг почувствовать, что всё закончилось. Не договорив, Виннифред разворачивается и убеждается, что не ошиблась с будкой: она пуста и невинна, никаких тебе звуков и мутно-вибрирующих призраков. Всё кончено. С одной стороны. С другой - всё только начинается, стоит только вспомнить, как азартно она пыталась высказать свое недовольство пурпурной звезде их маленького театрального коллектива. А ведь никаких доказательств, что это всё подстроила именно Анемоновая у нее нет. Просто предположения, которые могут оказаться и ошибочными! Вот почему она всё никак не научится сначала всё взвешивать, а потом только говорить? Зачем ее только взяли в эту экспериментальную группу - она же завалит всё на свете, подставит ребят, психичка недоразвитая! Оторопь постепенно проходит, лицо, омываемое проливным дождем, оживает вместе с паникой, которая поглощает всё сознание необходимостью срочно выкрутиться.
- То есть... - Винни заставляет себя взглянуть на Мэй. - Мне...
Привиделось? И что она подумает? А как еще это объяснить?
- Мне... - бегающие глазки, закушенная губа, всё, как полагается в крайней степени замешательства.
«А что я говорила? Что она придумала это всё... Что всё? Спросила, кто все эти люди... Какие люди? Не было же никого... Срочно, срочно, срочно надо что-то говорить!»
Но Винни не может говорить. Она закрывает испачканной рукой рот, вторую прижимает к животу и понимает только, что вот сейчас она облажалась.

Отредактировано Виннифред Крапп (2017-06-07 09:08:49)

+1

6

«Да, это я придумала!» – чуть было гордо не заявила Мэй, раз уж ее карты раскрыли. – «Никакого тайного клуба нет, я это все выдумала!» Но то, что Винни начала нести потом, заставило ее тут же захлопнуть рот.
Мэй резко оглянулась по сторонам, но никаких людей не увидела. Если кто-то бормотал, так это дождь и ветер – не считая самой Крапп, разумеется.
Оп. Оп. Оппачки. Как это знатно ее угораздило! Крапп и впрямь припадочная! Полностью психованная. Тю-тю. И Мэй с ней одна-одинешенька на ближайшую пару километров в чистом поле. Почему в школе не преподают какие-нибудь курсы выживания? «Что делать, если твой сосед – псих, или как правильно дожить до утра».
Мэй принялась лихорадочно думать. Девочкой она считала себя умной, поэтому минутный план моментально родился в ее голове. Не делать резких движений. Не поддерживать зрительный контакт. Не спорить. В крайнем случае – дать деру. Мэй была в первой пятерке спринтеров среди девочек по физкультуре, она справится. Правда, бегать на перегонки под дождем и в грязи она не пробовала, но учитель по шахматам говорил, что в стрессовой ситуации у человека открываются немыслимые способности.
Вот только если она даст деру сейчас, а психованная без присмотра пойдет и потеряется за чертой Смарагда, или шмыгнет под поезд, или пойдет на ужин к дикарям-каннибалам, или ее унесет лебедь – то спросят-то с Мэй.
– Конечно, я тоже их вижу, – поспешила заверить она чокнутую, приложив к этому заверению долю школьно-актерского таланта. – У них очень красивые голоса. Только я бы на твоем месте их пореже слушала, они знаешь… того… – конец своей речи она не придумала, поэтому просто повертела пальцем у виска. – А теперь, если позволишь, я загляну в эту вот будку.
С этими словами Мэй закрыла зонтик, отчего ей за шиворот сразу же полилась вода, и попыталась бочком обойти Винни, чтобы зайти внутрь.
Она только надеялась, что сопротивляться та не станет.[icon]http://savepic.ru/14234371.jpg[/icon]

Отредактировано Коллектив (2017-06-08 10:13:54)

+1

7

Реакция Мэй, которую Винни сочла в данном контексте даже положительной, слегка отрезвила девушку. Она как-то быстро сообразила, что ее рот и подбородок теперь в земле и начала вытирать лицо обеими руками, после чего, поняв попутно, что выглядит при этом ничуть не лучше затравленного зверька, принялась суетливо искать платочек. Радовало уже то, что Мэй не стала нападать, кричать, толкаться... Может быть, всё не так плохо? Может быть, еще есть возможность как-то оправдаться, что-то придумать?
- Понимаешь, гм... - начала вслух придумывать Винни, что оказалось не лучшей идеей, потому как за этим самым «понимаешь» ничего, кроме «гм»-то и не вылезло. Но Винни повезло - слово взяла Мэй! Да какое слово!
- Что? - оторопела Винни, напрочь забыв и о платочке, и о затекающей под воротник грязи. - Правда что ли?
Винни не верила своим ушам. Мэй видит призраков??? Тоже? А почему? Может быть, все их видят, и в этом ничего страшного даже нет?
- Загляни, - Винни заторможенно проследила за тем, как Мэй складывает зонтик и, пятясь от нее как-то странно, чуть ли не крадучись проходит мимо.
Когда это Мэй успела начать ее бояться? Стоп. Ее? Не призраков??
- Эй... - взгляд пурпурной Винни сочла испуганным. А говорила, что не боится, что голоса красивые... - В смысле?... Ты...
«Черт!» Как-то резко ситуация изменилась, Виннифред ничуть не успела к этому подготовиться.
- Да ты врё-ошь... - медленно сморгнув, протяжно заключила она.
Не успев взвесить положительные и отрицательные стороны создавшегося положения, Винни решила действовать так, как привыкла и как всегда помогало, - аккуратно.
- Ты бы лучше... - пыталась она предостеречь от нечаянного контакта с коричневой невидимкой, но поздно: Мэй уже закрывала за собой скрипучую дверь телефонной будки. - Не входила туда...

Отредактировано Виннифред Крапп (2017-06-09 09:18:27)

+1

8

– Ничего я не вру! – обиженно отозвалась Мэй.
Конечно, она врала, да еще как. Но быть уличенным во лжи никто не любил, особенно она, звезда школьного театра. Более того, пурпурная звезда! Назвать ее лгуньей мало кто решался! Впрочем, ситуация особо к спорам не располагала.
Мэй плотно закрыла за собой дверь. К ее немалому сожалению, никаких замков внутри не было предусмотрено. Но Винни вроде пока не спешила врываться внутрь и вообще делать странное. От предупреждения чокнутой у Мэй неприятно кольнуло в груди, но она постаралась об этом не думать. Это ведь будка? Просто будка, обычная красная будка.
Говорили, что быки от красного с ума сходят. Может, и красные тоже?..
Мэй ни разу не была в патруле, но вот отец как-то попадал. Он говорил, что назначенные в патруль звонят инспектору и отчитываются о ситуации у каждой такой будки. Вот и сейчас она хотела сообщить о своем положении и сказать, что с ней сумасшедшая, которой срочно нужна помощь. Тогда ее придут и спасут. А потом она что-нибудь придумает. Например, скажет, что решила проявить инициативу и пойти защищать Смарагд от дикарей самостоятельно, точнее, с чокнутой, но потом… Потом что-то пошло не так, но Мэй тут не причем!
Вот только номер инспектора она не знала.
Стараясь не спускать глаз с Винни, она провела рукой по корпусу телефона в зыбкой надежде найти забытую кем-нибудь бумажку, но собрала только пыль. Мэй выпустила зонтик и собралась было отряхнуть руки, как увидела… что по кисти бежит огромный паук.
Черный, упитанный, мохнатый и с пятнами на спинке.
Мэй не растерялась.
У нее был прекрасный, хорошо отработанный план именно для таких чрезвычайных ситуаций.
План заключался в том, чтобы визжать, прыгать на месте и махать руками.
– Ааа! Помогите, помогите, ааааа!!![icon]http://savepic.ru/14234371.jpg[/icon]

+1

9

«Не врет она, ага, как же...» - на секунду Винни даже стало неловко перед Мэй: вот так взяла да и ввела вышестоящую по хромо-рангу в заблуждение относительно своего психического здоровья. А ведь всего лишь чуть не проговорилась о последствиях Эксперимента, к которым всё никак не могла привыкнуть. Кто же знал, что она окажется к этому настолько не готова?
- Ты... извини, я не хотела тебя напугать, - Винни продолжала мокнуть под усиливающимся дождем, но ей отчего-то совершенно не было холодно. Ну дождь, и что теперь? Вот только ветер доставлял неприятные ощущения коже, но всё заметнее уступал свою силу дождю.
Мэй, не понимая всей опасности, которая могла поджидать ее в будке от контакта с привидением, хаотично ощупывала корпус телефона, видимо, в надежде найти номер, который она или не знала, или в панике забыла. Куда, интересно, она могла хотеть дозвониться? Санитарам краснорубашечников? Инспектору? И что рассказать? Как Винни заманила ее за город? С этой станется.
Винни вздрогнула так, что подпрыгнула на месте, чуть не грохнувшись при приземлении на разжиженную под ногами грязь. Едва устояв и превозмогая мгновенно появившуюся дрожь в коленях, она потянулась к будке, чтобы вытащить из нее истерично вопящую Мэй. Если получится, конечно, если монстр, скрывающийся за этими видениями, не начал пожирать ее уже на манер ятевео, с ног.
- Щас, щас, не вопи, пожалуйста, - бурчала Винни, трясущимися руками открывая дверь, за которой предполагала увидеть всё самое чудовищное, на что только способно ее разбушевавшееся воображение.
К ее удивлению, монстра в будке не оказалось. Уж неизвестно, что его там спугнуло - скрип двери, опосредованное знакомство с подопытной Винни (Винни очень надеялась, что именно это) или, собственно, истошный визг внезапно подопытной Мэй, - но будка оказалась вполне себе обычной, грязной, заброшенной, как и весь остальной пейзаж этого мрачного места, кишащего, наверняка, то и дело забредающими сюда дикарями, сопротивленцами и прочими мегазверями.
Не сразу поймав за руку заходящуюся в неизвестно пока чем вызванной панике пурпурную Мэй, Винни с силой выдернула Анемоновую звезду из будки, из чувства острой девичьей солидарности временно наплевав на ее явное несогласие, и отчаянно захлопнула эту всё еще пугающую жутковато-тугую перегородку.

+1

10

Не успела Мэй толком сообразить, что происходит (кроме того, что паук прошебуршил своими тонкими лапками по ее коже – мерзость, мерзость, уберите!), как оказалась под дождем и задницей в мокрой траве. Первым делом Мэй принялась панически себя осматривать. Не обнаружив на себе злосчастного паука, она немного успокоилась. Впрочем, он мог затаиться в одежде или в волосах. Мэй передернуло от мысли. Она немедленно отчаянно замотала головой.
Теперь, когда опасность миновала, а дождь и холод окончательно отвлекли ее от пережитого ужаса, Мэй осознала, что теперь ее любимая юбка испорчена! Она поднялась с земли, тщетно попыталась отряхнуться, но потерпела поражение. Надменно вздернув нос, она прошлась до будки, подняла зонт и смерила Винни презрительно-обиженным взглядом. По ее меркам, она проявила невиданную для себя выдержку (достойную примы школьного театра!), прежде чем укоризненно тыкнуть в сторону красной пальцем и взорваться, как перекипевший чайник:
– Это ты виновата! – будучи преисполненной уверенности в собственной правоте, заявила Мэй. – Ты все подстроила! Специально разыграла всю эту сцену с будкой! И все потому, что ты завидуешь, что я играю в труппе лучше тебя![icon]http://savepic.ru/14234371.jpg[/icon]

+1

11

Ох, ох и еще раз ох! Похоже, кто-то перестарался с помощью и навредил. Снова. Когда за спиной у Винни раздался отчетливый плюх в траву, она уже не так сильно боялась чудовищ в этом конкретном случае. Спина ее напряглась в ожидании закономерных обещаний жестокой расправы, причем не от околобурой дамы в клеточку, а от вполне пурпурной в гневе. В какой-то момент Винни почувствовала натяженность паузы и рискнула-таки повернуть голову. Немножко, чтобы еще и кабинку будки иметь в зоне косвенной видимости. Грязная юбка в темных разводах - это было серьезно. Винни оставила дверь и, сосредоточенно, хоть и безрезультатно попытавшись стереть с протекших бровей влагу, медленно опустила руки, не упуская, конечно же, Мэй из виду. Ей даже хотелось начать оправдываться, почувствовав на себе испепеляющий характер взгляда Анемоновой, но страх нарушить этим баланс ее выдержки взял верх, и Винни предпочла глубокий вдох. И к лучшему: в следующее же мгновение слово взяла прима. Винни облегченно выдохнула, выслушав тираду и почти ни разу не моргнув. Такой Мэй ей нравилась больше, честной и настоящей, какой, может быть, и Винни была бы на ее месте.
- Хорошо, ладно, виновата я, - издалека начала она, растопыривая пальцы в примирительном жесте. - Хорошо? Мне действительно стыдно за твою юбку и... твое падение... Извини, ладно? - она поспешно убрала за ухо отросшую челку, выбитую дождем из хвостика. - Я не хотела... Я думала, там... Что-то ведь тебя напугало? Я не знала, что. Я хотела тебя спасти! Мне... привидится вечно чего-нибудь... - Винни вспомнила свои недавние выводы и сознательно пренебрегла конкретизацией привиденного. - А насчет... ну... труппы... - Здесь девушка отчего-то сдулась и, отведя глаза в сторону, нехотя добубнила, - ну и играй лучше меня, чего к Внешним пределам-то заводить? Разве уж я так опасна?
На последних словах она неожиданно остро зыркнула в лицо вечной соперницы.

+1


Вы здесь » Blind spot » Настоящее » [05.09.0666] Цена членства или Nobody’s here