Blind spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blind spot » Архив незакрытых тем » [07.05.0661] Cast aside tolerance, this torture remains the same


[07.05.0661] Cast aside tolerance, this torture remains the same

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Сара Борщецки, Северус Изумрудный
Дата и место: 7 мая, приемная миссис Борщецки
Сюжет: тест Исихары Северусом пройден и, казалось бы, вот она — вольная взрослая жизнь, права полного гражданства и относительная свобода действий, ан нет. Вышедшего от экзаменатора Северуса подлавливает отец со словами: «А загляни-ка ты, сын, к миссис Борщецки... Нет, я настаиваю, сын. Нет, я сказал — шагом марш!»
Предупреждения: мало ли.

© Into Eternity — Nothing
«Забудь про спокойствие — эта пытка не прекратится»

Отредактировано Северус Изумрудный (2016-07-11 13:36:31)

0

2

Изумрудный тихонько прикрыл дверь кабинета, в котором его экзаменовали, и, наконец, вдохнул полной грудью. Не то, чтобы он нервничал перед тестом Исихары, но, признаться, сам процесс прохождения теста оказался довольно волнительным. Но тест был завершен минуту назад и теперь он — Северус Изумрудный — полноценный и полноправный член Коллектива, а это значит... а это значит то, что значит. Свобода действий в рамках разумного и полное сосредоточение на собственной исследовательской деятельности, без отвлечения на бездарные обязательные подростковые занятия. Через пару недель он должен заступить на должность младшего помощника в СУДе в отдел Белых воротничков. Конечно, должность была мелковатой, но для старта в общем и целом была неплоха. В конце концов, надо же с чего-то начинать? Изумрудный был уверен — карьерная лестница его пойдет ввысь, и очень скоро. Нет, это был отнюдь не юношеский максимализм. Северус знал, что так будет. И точка.
— Привет, сын, — Северус вздрогнул, услышав отцовский голос и почувствовав опустившуюся тяжелую отцовскую ладонь на плечо. Он был уверен, что Изумрудный-старший оставит такое событие, как прохождение сыном теста Исихары, без должного внимания. Однако нет, Бенедикт Изумрудный материализовался рядом и с некоторым любопытством взирал на Северуса.
— Привет, — хмуро ответил Северус, инстинктивно сутулясь. Присутствие отца всегда вгоняло его в желание немедленно провалиться сквозь землю.
— Неплохо, — без воодушевления отметил Изумрудный-старший, глядя в результаты теста Исихары. — Но, признаться, я думал процент желтого будет больше.
— Как есть, — Северус пожал плечами. Между ними установилась гнетущая пауза. Северус не мог позволить себе развернуться и уйти. Отец отчего-то продолжал стоять рядом, задумчиво смотря вдаль и как будто бы делая некие особо необходимые подсчеты. Или обдумывая крайне важную мысль. Северусу эта встреча начала нравиться все меньше и меньше.
— Знаешь, Северус... А загляни-ка ты, сын, к миссис Борщецки...
Изумрудный-младший невольно дернулся. Этого еще не хватало.
— Но... — начал было Северус, но отец его резко перебил, вероятно, предугадывая каждый из его возможных контраргументов:
— Нет, я настаиваю, сын.
Северус сжал кулаки и, набравшись духу, ответил, цедя каждое слово в отдельности:
— Я. Не. Могу. Понимаешь, отец, у меня сегодня назначена встреча. С Лилиан.
— С той Красной? Ты, я надеюсь, осознаешь, что эти ваши отношения ведут в тупик — как минимум и к общественному презрению и осуждению — как максимум?
— Она еще не прошла теста Исихары, кто знает...
— Никакой Красной. Нет. Нет. И еще раз нет. Я сказал — шагом марш! Сегодня в семь вечера миссис Борщецки ожидает тебя у себя.
Дальше спорить было бесполезно. Отец уже все решил. Как всегда. Словно бросил слепого котенка в воду. Легче было согласиться, нежели пытаться плыть против безумного потока. Изумрудный медленно разжал кулаки и выдохнул. Хорошо. Если того желает отец — его желание будет выполнено. А вот каков будет результат подобной встречи...

Ровно в семь вечера Северус, держа в одной руке пирог, приготовленный матерью, и в другой розу, подкрашенную синтетическим красным, постучал в дверь дома миссис Борщецки. Пожалуй, еще никогда он не чувствовал себя столь глупо.

Отредактировано Северус Изумрудный (2016-07-11 20:50:59)

+1

3

Всё, то могло заставить Сарочку работать с зелёными - это баллы. Баллы, и возможность заиметь связи там, где приличная красная таких связей иметь не должна. А мадам Борщецки, по долгу работы и призвания, знала всё об имении связей. А потому она согласилась. В конце концов, господин Бенедикт Изумрудный умел быть убедительным и обещался быть щедрым.
Убедившись, что сын тихо-мирно собирает какой-то дом из деревянных игрушек, проволоки и ещё каких-то деталек, в спальне, женщина спустилась на первый этаж своего недавно приведенного в куда более благообразный вид дома. Супруг, приехав в последний раз, не узнал свое родовое гнездо, ну да то его проблемы - вот Сарочке все нравилось. Особенно - поделенная большая гостиная, к которой теперь тулился уютненький кабинет.
И если за чайным столиком, сидя в креслах или на диване, можно было поговорить за жизнь, то в кабинете было сокровище из сокровищ - личные карточки мадам Борщецки на всех холостых жителей Смарагда... ну ладно - на всех известных ей холостых жителей Смарагда. А это - было не мало.
На этот раз, решая пойти ва-банк и совместить двух зайцев сразу (или как там говорят? Говорили... ранее?), женщина позвала на без десяти семь к себе милейшую Эдель Танжериновую. Увы, у деточки было много баллов на карточке, высокое желтое цветовосприятие, характерное желтое поведение и совершенное невезение в вопросе выбора себе спутника жизни. Вернее - много баллов на карточке и невезение у нее было до встречи с Сарочкой, а Сарочка что-то придумает.
Эдель уже нетерпеливо притоптывала ножкой по ковру, расхаживая по гостиной, нося с собой чашку чая, будто Борщецки собиралась её отобрать у гостьи, чем бесила красную неимоверно, но у профессиональной свахи и профессиональный подход, поэтому, улыбаясь гостье, женщина считала про себя.
Когда в дверь постучали, отбросив блокнот, по которому водила ручкой, даже не свяв колпачка, Сара бросилась к двери.
- Иду-иду! - Широко распахивая ту, лучезарно улыбаясь ещё незнамо-кому (ну как... незнамо) женщина ахнула. Охнула. И была повержена в культурный шок: стоящий юноша пришел тут с едой и цветами.
Ну просто мальчик еще сам не знает как сильно ему повезло захотеть сегодня жениться!
- Браво, вы пунктуальны, господин Изумрудный. Проходите-проходите, да, ноги можете не вытирать, всё хорошо, вот прям в гостиную.
Замершая, будто лемминг перед прыжком со скалы, Танжериновая, сощурилась, потом покраснела, глядя на молодого человека.
- А у меня ещё гости, Эдель, представляете. Этот милейший молодой человек только сегодня прошел Тест Исихары, но, правда ли. он выглядит старше вас, а вы еще так юны в свои года. - Эдель было уже двадцать два и Сарочка не могла не намекнуть, чтобы худосочная остроносая девчушка не кочевряжилась, если что.
Хотя "худосочная и остроносая" она лишь для внутреннего сарочкиного монолога, для всех перспективных юношей - стройна и с незабываемым профилем.
- Северус, да? Северус так мил, что решил угостить нас сладеньким... Я принесу тарелки и нож. - Женщина проворно умотала на кухню, для первичного отслеживания реакций и, заодно, чтобы запереть мимоходом входную дверь изнутри на замок и спрятать ключ, а то бывали случаи, знаете ли.
Эдель уставилась на зеленого, казалось, бедную девушку от волнения сейчас вырвет: в своем маленьком царстве регулирования школьного режима, жёлтая была императрицей, но в деле общения с половозрелыми мужчинами... ох, уже было о лемминге и отвесной скале?

+1

4

Прежде, чем постучать в дверь дома миссис Борщецки? Северус задался вопросом: «каких манселлевых подтяжек я здесь делаю?». Ответа от внутреннего голоса не поступило. После робкого стука в дверь, Северус мысленно возмутился: «каких манселлевых подштанников я тут, собственно, забыл?». Внутренний голос продолжил бессовестно отмалчиваться и дальше.
Изумрудный решил, что, если в течении трех секунд на его стук никоим образом не отреагируют, он с чистой совестью развернется и уйдет, выбросив все презенты в ближайшую урну. Увы, этому не было суждено сбыться. На стук отреагировали столь быстро, что Северус не успел даже досчитать до двух. Казалось, миссис Борщецки специально стояла за дверью и выжидала. А, быть может, так оно и было? Вечер определенно не заладился.
Дальнейшие события развивались настолько стремительно, что Северус неожиданно для себя потерял всякую ориентацию в пространстве. Сложно было определить, какое из испытываемых им чувств сейчас доминировало над остальными: злость, смущение или желание убивать. Пожалуй, последнее. Северус в недоумении уставился на ещё одну гостью. Эдель Изумрудный лично не знал, однако, был наслышан о ней. И эта встреча — не случайная надо полагать — не сулила ничего хорошего. Вообще ничего. Северус нахмурился и недоуменно посмотрел на миссис Борщецки, которая среагировала моментально, вероятно, распознав во взгляде гостя скрытую угрозу, и спешно ретировалась из кабинета. Мудрое решение, однако. Мудрое.
В кабинете повисла гнетущая тишина. Северус вдруг осознал, что за все это время не произнёс ни единого звука. В сознание даже пришла шальная мысль: поиграем в молчанку? Хорошая мысль. Однако Северус не был уверен, что сможет долго сдерживать своё смущение, возмущение и негодование, и не наговорит гадостей. Лебедь с этими баллами, заработает ещё — не велика беда. Уложив розу и пирог на первую попавшуюся на глаза горизонтальную поверхность, Северус скрестил руки на груди, выпрямился так, словно проглотил стальной прут, и вздернул подбородок. Он был ощутимее выше, нежели Эдель, и это давало некое преимущество.
Северус вновь смерил насмешливым взглядом мисс Танжериновую, и даже иронично выгнул левую бровь. Казалось, стоящая напротив не самая яркая представительница женского пола готова провалиться сквозь пол. Изумрудный мысленно пожелал, чтобы это случилось. Здесь и сейчас.
«Падай!» — не удержавшись, мысленно приказал Северус, все так же продолжая буравить девушку взглядом. И молчать. И хотя вечер уже был безнадежно испорчен, Изумрудный решил попытаться извлечь из него хоть что-нибудь положительное. Например, довести до обморока мисс Танжериновую и свести с ума миссис Борщецки. Впрочем, с последним ему и стараться не придется? Все итак ясно?

+1

5

Эдель крепилась из последних сил и Сарочке, едва она вернулась с подносом, на котором были тарелки и заварничек с подоспевшим чаем, чашками, стало ясно очень чётко, что кое-кто, несознательный мальчик, решил упрямиться.
"Ах ты птенец лебедя нещипанный" - мысленно возликовав и возмутившись, мадам Борщецки громко обьявила.
- Чай, сладкие мои. Я очень рада, что господин Изумрудный-младший. - Делая неуловимый акцент на последнем слове, улыбаясь взглядом юноше. - Решил нас почтить своим визитом. - Быстренько ставя поднос на стол, женщина подошла к нему. Прицокнула языком, рассматривая, замечая вызов во взгляде.
- Ну-ну, смущение, это так мило. Эдель, хорошая моя девочка, не судите Северуса строго. Юноша просто поражен таким неожиданным чаепитием на троих.
Похлопав ладонью по сидению дивана, легко, будто мимоходом дернув за руку девушку, усадила её, а потом вновь зыркнула на зелёного.
- Вы ведь только прошли тест Исихары, говорят, высокий балл? Поздравляю. Давайте это отметим. Чем планируете заниматься дальше? Вы же понимаете, что в любом деле, достойном гражданина Хромогенции, нужно надежное плечо и поддержка второй половинки. - Патокой речей Сарочки можно было смазывать заржавевшие петли.
Красная чуть поправила очки, любезно улыбаясь и указывая на место на диване.
- Присаживайтесь, в ногах правды нет, миленький.

+1

6

Северус чувствовал себя героем дешевой совершенно бездарной комедийной постановки. Причём героем главным, которого буквально выкинули на сцену, предварительно не показав ни единого слова из сценария. В сознании остался лишь один единственный вопрос: как вырваться из цепких лап мадам Борщецки с минимальными потерями? Хотя... Врать себе Изумрудный не умел. И вопрос звучал в его сознании так: КАК СБЕЖАТЬ, ИСПАРИТЬСЯ, СГИНУТЬ?!? И уже как-то не важно было с минимальными ли потерями, с максимальными ли... Мозг бессовестно игнорировал настойчиво бьющийся о черепную коробку вопрос. Что ж, видимо, придётся смириться. Не реагировать не выйдет. Северус невольно поморщился, следом ухмыльнулся. Сладкие? Пожалуй, он бы дал иной эпитет.
Импровизированная комедия только начала набирать обороты, и с каждым оборотом Северусу все больше и больше хотелось раствориться. Во тьме. Моментально и безвозвратно. Интересно, Прежние умели делать подобный трюк? Надо бы поинтересоваться у апокрифика. Изумрудный вписал в свой воображаемый блокнот миллионный вопрос к апокрифику и попытался сконцентрироваться на происходящем.
Поражён? Поражён! Это ещё мягко сказано. Да он... Он...
Впрочем, Манселль с ними.
Мадам Борщецки что-то ещё говорила ему, однако, совершенно не требовала ответов. Ни осмысленных, ни неосмысленных. Как удобно. Изумрудный продолжал хранить молчание. И не мигая смотреть в глаза хозяйки дома.
В какой-то момент острые скулы разошлись по сторонам, довольно симпатичный нос превратился в неаккуратную лужу, выразительные глаза растянулись, словно недовольный художник росчерком кисти перечеркнул свою работу... Не менялись лишь губы. Ярко алые, подкрашенные синтетическим цветом, губы. Они оставались столь же яркими и сочными, становясь все чётче и резче на фоне расплывающееся лица. Вокруг вдруг растянувшихся в улыбке ярко алых губ заплясали мириады переливающихся звёзд, слепящих глаза. Северус моргнул и видение растаяло, вновь явив точёное и красивое лицо мадам Борщецки.
— Нет, — хрипло вымолвил Северус, послушно усаживаясь на предложенное место. Надо же, это его первое слово за последние дцать минут? А сколько прошло времени? Изумрудному казалось — вечность. А поставленная персонально для него комедия даже и не думала подходить к кульминации.
— Мне не нужна, как вы выразились, вторая половинка, — категорично заявил Северус.
Воображение тут же нарисовало развивающиеся на ветру спутанные рыжие волосы, очаровательные веснушки на щеках и изумрудные глаза Лилии.

Отредактировано Северус Изумрудный (2016-07-21 22:10:00)

+1

7

С зелёными Красной было зазорно общаться, но так как тут была мисс Танжериновая, Сарочка избрала тактику обращения, как бы ко двоим, а потому не чувствовала себя сильно виноватой. Когда дело заходило о её любимом хобби, Борщецки вообще никогда не чувствовала себя виноватой.
Женщине только хотелось макнуть мальчишку лицом в торт, а так - никакого раздражения, вины или прочих глупостей. Зеленый смотрел немигающе. И его раздражающий кругляш цвета на пиджаке резал взгляд.
Но Северус был еще... действительно, "зелёным".
- Нет? - С широкой улыбкой все-вы-так-говорите, мадам Борщецки передала блюдце с чашечкой чая для Эдель и вновь зыркнула, поверх очков, на вчерашнего мальчишку. Он был напряжен и говорил определенные глупости. Даже жёлтая, нервно сидевшая рядышком и то сглотнула и дернула едва тронутыми помадой губами в подобии усмешки.
- Юноши имеют свойство ошибаться в таких вещах, поначалу. Но именно потому, слава Манселлу, у них есть родители. Не правда ли, Эдель? - Едва взглянув на девушку, Сара взяла в руки нож и склонилась над коробкой с угощением, распаковывая то и деля на части.
- К тому же, молодому человеку без средств к существованию... - А это была уже угроза-привет от отца Изумрудного, переданная сыну. - Очень тяжело будет жить и работать во благо Коллектива. Я даже представить не могу как выживают серые. Хотя нет, могу. Им дается шанс на Перезагрузку, но это же так неудобно - всё начинать заново. Как хорошо, что умные люди с блестящими перспективами таких глупостей себе не позволяют.
Сарочка хотела прижать к ногтю мальчишку. Он смотрел на неё так, как давно мужчины не смели. Это было вызовом. А красные вызовы не оставляют без внимания. И не прощают.

+1

8

— Нет, — резко ответил Северус. Ему вдруг на мгновение подумалось: а может, это все сон? Кошмарный, тягучий, из которого совершенно нет ни возможности, ни сил выбраться? Как разновидность тех кошмаров, когда не можешь ни бежать, ни дышать, ни кричать? Сомнительно. Крохотная надежда тут же тает, словно льдинка под палящим солнцем. Изумрудный украдкой ущипнул себя за колено. Увы, кожа мгновенно вспыхнула болью, а значит, происходящее безумие — не сон. Жаль. Очень даже жаль.
Ремарка в сторону родителей Эдель не понравилась Северусу. Его не интересовало финансовое положение чужих людей. Куда больше ему не понравилась ремарка мадам Борщецки в сторону отца Северуса. Впрочем, собственное финансовое положение его точно так же не интересовало. Или интересовало, но лишь отчасти. Он точно знал, чем займется в ближайшие года и какую должность займет. Это факт. Это будущее, которое вот-вот произойдет. Будущее, на которое ничто и никто повлиять не сможет. А мадам Борщецки вместе с ее идеалами, страстями, бурной фантазией и неуместными желаниями лишь раздражающий фактор, который надо пережить. Просто перетерпеть, стиснув зубы.
Увы, в том будущем, которое столь яростно желал Северус, не было места для отношений и сопутствующим им проблемам межличностных отношений. О Лилии Северус старался не думать.
Изумрудный открыто и не мигая смотрел в глаза мадам Борщецки. Захотелось представить, как ее поглощает ятевео — с ног до головы, медленно и мучительно, смакуя каждый кусочек ее тела. Отчего-то не вышло.
Северус разозлился. Это был вызов, и он прекрасно это осознавал. Не знай, что за всем этим стоит Изумрудный-старший, Северус бы счел данный вечер за попытку его унижения. Но, увы, встреча была инициировала его отцом и должна была нести в себе смысловую нагрузку, ровным счетом как и принести соответствующие плоды. Однако нет, этому было не суждено сбыться.
Северус прекрасно понимал, что предлагаемое мадам Борщецки ему не нужно.
Не нужно и точка.
Рассуждения о Перезагрузке его не впечатлили. Так уж исторически сложилось, что буквально каждый хотел и норовил задеть Северуса, и зачастую это была колкая и ехидная гадость, сопряженная с заверением, что Изумрудного рано или поздно отправят на Перезагрузку. Иногда ему казалось, что он раздражает всех одним лишь своим существованием. Впрочем, в такие моменты с невообразимой скоростью и силой росло и крепло желание доказать обратное.
— Послушайте, — слова сорвались с губ Северуса раньше, чем он успел их обдумать. — Я точно знаю, чего хочу. Я точно знаю, чем буду заниматься ближайшие лет пять как минимум. Я точно знаю, что послужу верой и правдой Коллективу. Я точно знаю, что в моем деле мне не нужна спутница или, проще говоря, столь раздражающий фактор, как капризная и истеричная представительница слабого пола. Большой глупостью будет принять ваше предложение. Я подобную глупость не совершу.

+1

9

"Дети. Вечно эта проблема с детьми, которые никак не хотят вырасти и подумать об общем благе" - мысленно вздыхая, Сарочка не раз пожалела доселе и не раз пожалеет после, что до сих пор никому не поведала своих гениальных мыслей на счет того, что весь институт брака - это такой договор членов Хромогенции, чтобы прикрыть необходимость в детях. Если бы общество не боялось кончиться, как плесень при пожаре, они бы не бросались обзаводиться детьми-внуками и передавать, как жуки-навозники тащат на себе, бремя семейных дуростей и обязанностей. Бездумно заниматься этим - ставить под угрозу наследственность и чистоту разумов грядущих поколений, вот и была эта игра в торг брачный и дальнейшую здоровую ячейку общества.
А тут, напротив, мальчишка зелёный, упирается пятками в пол, будто его лебедям на корм собираются тащить.
Не будь рядом Танжериновой, Борщецки бы очень просто, на пальцах обьяснила, что его дело за малым, если сам так боится - кивнуть и будет подобрана такая мисс, с которой рядом достаточно будет закрыть глаза и думать о Коллективе.
"Вечно у этих Зеленых фантазии не хватает". - Сваха вздохнула, украдкой перекривив вздох сидящей рядышком девицы. Наконец-то моргнула, вновь улыбаясь Изумрудному.
Цокнула языком. Выдержала паузу после его выступления, отпила чуть чаю.
- Капризная, истеричная, раздражающий факт? У вас богатый опыт, мой миленький. Но ведь не все мисс такие, как и не все молодые люди получают то, на что выстраивают планы.
За "слабый пол" хотелось укатать отдельно. Ниже уровня сточных вод.
Эдель, почти скучающе, рассматривая узор по подолу своего платья.
"Умница-девочка, найдем тебе кого, все равно".
Сарочка еще раз улыбнулась юноше.
- Ну что же, чтобы не обижать присутствующую здесь невинную и добрую мисс Танжериновую, давайте сделаем вид, что вы подобного не говорили. Или говорили только глупость и шутку. Коллективу не нужны одинокие люди. Коллектив силен единением, господин Изумрудный. Вы идете против Коллектива? - По изгибанию бровей у Борщецки должен был быть чёрный пояс.

+1

10

Северус недоумевал. Серьезно. Сколько ещё будет длиться эта пытка — попытка залезть и вывернуть душу, попутно вложив в неё стандартизированные и банальные житейские понятия? Этого Северус не признавал ни в коей мере. И не признает. Ни под каким давлением. Ни под каким шантажом. Хотелось скорее отделаться от мадам Борщецки. Или, вернее, скорее покинуть её дом — рассадник порока. Если откинуть все формальности, по сути оно ведь так и было. Рассадник порока, надежно прикрытый правилами Манселля. Однако встать, развернуться и уйти не позволяла совесть. Или воспитание? Впрочем, не важно.
После собственной длинной речи вдруг ушла злость, утихомирилось раздражение, а на смену им пришла непоколебимая уверенность в себе, и отчасти спокойствие. Северус точно знал, чего бы ему хотелось от жизни и никаким мадам Борщецки не встать на его пути. Даже в тандеме с Изумрудным-старшим. Да хоть с самим ожившим Маселлем. Нет. Нет. И ещё раз нет.
Изумрудный-младший еще раз смерил Танжериновую оценивающим взглядом. И снова невольно внутренне возмутился: Изумрудный-старший и мадам Борщецки на какой результат рассчитывали, подобрав в потенциальные пару эту... это? Возможно, отец и не был осведомлен о потенциальной кандидатке, однако, это ни в коей мере не освобождает последнего от ответственности. А отец — думал Северус — еще ответит за свой поступок. Как и мадам Борщецки. Когда-нибудь в будущем. Обязательно. Вне всяких сомнений.
Северус пожал плечами: если им удобно сделать вид, что он ничего не говорил — пожалуйста, это их право. От собственных слов отказываться он намерен не был. Это его жизненная позиция.
Попытка противопоставить его Коллективу не произвела на Северуса ровным счетом никакого впечатления. На подобные грязные инсинуации у него, так сказать, иммунитет, вырабатываемый годами. Изумрудный и бровью не повел.
— Отнюдь, — ровным и спокойным голосом отозвался Нейромант. — В моих планах есть пункт касаемо брака. Однако в планах отдаленных настолько, насколько это возможно. Еще раз обращу ваше внимание: брак в моих планах есть.
И не дав возможности мадам Борщецки вставить и слова, точно так же невозмутимо продолжил:
— Я так понимаю, за эту встречу вы получили или получите довольно внушительное количество баллов, так ведь? Так вот. Будет считать, свой заработок вы оправдали. Да, вы можете сейчас сказать, что результат встречи отрицательный. Что ж, отрицательный результат — тоже результат. Или опыт. Для меня. Поступим следующим образом: в данный момент я не могу оплатить ваши услуги, как и не смогу поддержать... избранную пару. Как только я буду готов по озвученным мною пунктами, мы обязательно вернемся к этому разговору. Даю слово Изумрудного: при возникновении подобной необходимости я первым делом направлюсь к вам. Мы все взрослые люди и, полагаю, договорились?

+1


Вы здесь » Blind spot » Архив незакрытых тем » [07.05.0661] Cast aside tolerance, this torture remains the same


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC